Как теперь судиться. Дела 2018 года, которые меняют практику

Коллеги внедряют прогрессивные технологии в работу. Криптовалюта и единственное жилье могут входить в конкурсную массу, а снимки со спутников используют как доказательства.

Российские суды начали принимать изменения в технологиях. Это видно по изменениям в судебной практике за 2018 год. Например, судьи наконец-то признали, что bitcoin и другая криптовалюта — тоже имущество. Нововведения влияют на судебный процесс, и это положительный показатель, учитывая, как тяжело суды идут на изменения.

В 2018 году юристы спорили о криптовалюте, смарт-контрактах и блокчейне, контрактах-комиксах и еще много о чем. Некоторые пошли дальше и стали внедрять прогресс в бизнес-процессы. Например, компания «Мегафон» создала робота-юриста, который спорит с практикующими юристами, а в интернете появился Федор Нейронов — робот, дающий юридические консультации потребителям.

В статье мы собрали шесть прецедентных судебных разбирательств 2018 года. Некоторые из них еще до конца не завершились, а решения по другим вызывают только вопросы. Несмотря на это, каждое дело заслуживает внимания, потому что может изменить практику на 180 градусов.

О том, как сняли блокировку сайта

До 2018 года разблокировать сайт, который закрыли по требованию прокуратуры, было практически невозможно. Суды принимали решение на одном-единственном заседании. Часто это происходило заочно. Кроме того, из судебной практики видно, что судьи при этом даже не осматривали интернет-ресурс лично, а значит, не проверяли обстоятельства дела. Точку в такой практике поставил Верховный суд.

Впервые суд пошел навстречу владельцу сайта. Революционным стало определение от 20.04.2018 №  78-КГ17-101. Спор возник из-за того, что прокуратура Петербурга провела проверку и потребовала заблокировать портал, который посвящен криптовалюте, — bitcoininfo.ru. По мнению прокурора, проводившего проверку, сведения на сайте были незаконными.

326 тыс. — почти такой цифры достигло число записей в реестр запрещенных сайтов за все время существования закона о блокировке сайтов

Свое решение прокурор объяснил тем, что bitcoin — это электронное средство платежа, которое ничем не обеспечено, его выпуск не контролирует Центробанк. Все это противоречит закону «О Центральном банке Российской Федерации». Значит, информация незаконная. Суды поддержали вывод прокурора.

Владелец сайта Николай Тонкошкуров подал апелляцию. В заявлении он указал, что имеет права собственности на домен bitcoininfo.ru, но к участию в деле его не привлекли. Это ограничило его права искать, получать, производить информацию. Несмотря на это, суды не изменили решение.

Верховный суд не согласился с мнением нижестоящих судов. Он объяснил, что суд первой инстанции не разъяснил вопрос о каком-либо праве владельца сайта, а также не возложил на него обязанности. Значит, у владельца не было прав на обжалования. Из-за этого вышестоящие суды и не встали на его сторону. Но это ошибка. Когда решение суда вступает в силу, владелец интернет-ресурса получает от Роскомнадзора уведомление о том, что необходимо удалить запрещенную информацию. Это значит, что обязанности все же есть. Поэтому решения судов затрагивают интересы владельца сайта и не только ограничивают свободу распространения информации, но и обязывают удалить ее.

Поскольку принятые судами нижестоящих инстанций решения затрагивали интересы владельца интернет-портала, значит, его надо было привлечь к судебному разбирательству. Поскольку этого не сделали, то решение о блокировке сайта незаконное.

В итоге Тонкошкуров не только смог отменить блокировку своего сайта, но и взыскать с прокуратуры 150 тыс. руб. судебных расходов (определение Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 21.11.2018 по делу №  2а-3382/2018). Правда, изначально сумма была больше — 234 450 руб. Таким образом, Верховный суд в 2018 году вынес прецедентное решение о запрете блокировки сайта без ведома владельца, а районный суд наказал прокуратуру за злоупотребление полномочиями.

О новых обстоятельствах в деле банка «Югра»

Банк России все чаще отзывает лицензии. За последние три года их лишилось больше 300 банков. Тем не менее оспорить решение регулятора в судебном порядке берутся немногие. Это объяснимо. Ведь ни одна из попыток до сих пор не увенчалась успехом: суды еще ни разу не вставали на сторону банков. Правда, практику может изменить дело банка «Югра».

Осенью 2018 года на сайте Союза вкладчиков появились внутренние документы банка. Из них якобы следует, что ЦБ целенаправленно привел банк «Югра» к банкротству. На самом же деле у банка не было проблем. Например, из новых бумаг следует, что финансовые нормативы банка соответствовали тем, что установил регулятор. В частности, показатель достаточности собственных средств должен быть не менее 4,5%. У банка перед вводом временной администрации этот показатель составлял 7,8%.

Вскрылся еще один факт. За день до ввода временной администрации ЦБ предписал банку создать резервы на 13,4 млрд руб. с исполнением к 13:00 следующего дня. Это было фактически невыполнимое условие, но «Югра» это предписание выполнил.

Из-за новых документов руководство банка намерено продолжить судиться. Рассмотрение дела по вновь открывшимся обстоятельствам должно было пройти 10 декабря 2018 года (определение АС г. Москвы от 12.11.2018 по делу №  А40-164459/2017-147-1420), но АС г. Москвы отложил заседание до 4 февраля.

О БАНКРОТСТВЕ «ЮГРЫ»

Банк входил в список 30 лучших кредитных организаций страны. Проблемы у банка начались в 2017 году. По итогам I квартала 2016 года у банка образовался рекордный убыток — почти 22 млрд руб., после чего у него стали сокращаться активы и вклады. Уже тогда на это обратил внимание ЦБ и дал первые рекомендации, как изменить ситуацию. Тем не менее падение продолжилось. В апреле 2017 года в банке произошел технический сбой. Из-за этого «Югру» проверил регулятор. 10 июля 2017 года Центробанк ввел в банке временную администрацию, а также наложил запрет на удовлетворение требований кредиторов, а уже 28 июля отозвал лицензию. Центробанк начал банкротство «Югры». Хотя руководство банка на протяжении всего разбирательства утверждало, что банк не нарушал никаких нормативов, показателей, а ликвидности у банка было достаточно. Суд пока был на стороне регулятора (постановление АС Московского округа от 07.08.2018 по делу №  А40-145500/2017).

О единственном жилье банкрота — физического лица

Единственное жилье банкрота — физического лица можно включить в конкурсную массу. К этому выводу пришел Верховный суд. Правда, напрямую такую возможность судьи так и не указали, к тому же юридическое сообщество восприняло мнение ВС неоднозначно.

Речь о деле гражданина Фрущака, который обратился в суд с требованием о признании себя банкротом. Когда суд вынес соответствующее решение и ввел процедуру конкурсного производства, Фрущак обратился с требованием исключить из конкурсной массы трехэтажную пятикомнатную квартиру. Должник утверждал, что она — его единственное пригодное для постоянного проживания жилье. Кроме того, он заявлял, что судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правого значения.

Суды проверяли спорную квартиру на соответствие признакам единственного жилья, когда должник пытался оспорить попытки приставов передать ее на реализацию в рамках исполнительного производства (например, апелляционное определение Московского областного суда от 23.11.2016 по делу №  33А-30409/2016). Его инициировал кредитор, которому должник не вернул заем. Правда, эти споры так и не завершились, поскольку Фрущак обратился в суд с заявлением о признании себя банкротом. Дело дошло до Верховного суда, который отправил его на новое рассмотрение (определение ВС от 29.11.2018 №  305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017).

Вместе с тем коллегия указала на постановление Президиума Московского суда от 12.10.2016 по делу №  44г-201/16. В нем судьи рассматривали распространение безусловного имущественного иммунитета на квартиру должника. Судьи усмотрели в действиях Фрущака злоупотребление правом и отказалась признавать спорное имущество единственным жильем. Таким образом, Верховный суд подтвердил, что единственное жилье банкрота можно включить в конкурсную массу.

Несмотря на то, что Верховный суд якобы озвучил свое мнение, юридическое сообщество все равно осталось в замешательстве. Во-первых, ВС только сослался на постановление нижестоящего суда и лично свое мнение не озвучил. Во-вторых, в своем определении судьи лишь перечислили обстоятельства, на основании которых Московский суд сделал вывод о недобросовестности Фрущака. Оценку же этим обстоятельствам ВС не дал.

О том, как криптовалюта стала имуществом

Государство еще не придумало специального регулирования для токенов и биткоинов, но суды уже признают криптовалюту как самостоятельный актив. В 2018 году впервые в России криптовалюту признали объектом гражданских прав (постановление 9ААС от 15.05.2018 по делу №  А40-124668/2017).

В рамках дела о банкротстве суд рассматривал требование финансового управляющего включить содержимое криптокошелька в конкурсную массу должника. Он владел криптовалютой bitcoin и ethereum. Также управляющий просил обязать должника предоставить ему доступ к криптокошельку.

1 биткоин стоит 242 802 руб. по состоянию на 16.01.2019, по данным coindesk.com

Первая инстанция отказала в удовлетворении требований. При этом суды исходили из того, что законодательство не определяет понятие и правовую природу криптовалюты и не устанавливает специальные требования к порядку ее обращения. Это не позволяет применить к криптовалюте по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения.

Кроме того, криптовалюта находится вне правового поля на территории РФ, не относится к объектам гражданских прав. Исполнение сделок с ней не обеспечивается принудительной силой государства. Также суд отметил, что у криптовалюты нет контролирующего центра, она анонимна, а значит, нельзя однозначно установить ее принадлежность должнику (определение АС Москвы от 05.03.2018 по делу №  А40-124668/2017).

Управляющий с решением не согласился, подал на апелляцию и выиграл спор. Судьи разъяснили, что в ГК нет закрытого перечня объектов гражданских прав. С учетом современных реалий и уровня развития информационных технологий допустимо максимально широко толковать понятие «иное имущество», которое есть в ст. 128 ГК, и включение в него криптовалюты. Апелляция отклонила довод первой инстанции о том, что к криптовалютам невозможно применить по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Это противоречит ст. 6 ГК.

Материалы дела подтверждали, что должник мог владеть криптокошельком и по своему усмотрению распоряжаться его содержимым — криптовалютой как своим имуществом. Это значит, что его полномочия близкие к полномочиям собственника, которые указаны в ч. 2 ст. 35 Конституции и ст. 209 ГК. Кроме того, суд напомнил, что любое ценное для кредиторов имущество должника нельзя произвольно исключать из конкурсной массы, если иное не устанавливает закон (постановление 9ААС от 15.05.2018 по делу №  А40-124668/2017).

О споре на 10 млрд руб., который ФАС проиграла

Антимонопольная служба выписала предписания в адрес ПАО «Новороссийский морской торговый порт». ФАС требовала, чтобы порт установил экономически обоснованные цены на услуги в рублях и перечислил в бюджет доход в размере 9,7 млрд руб., которые он получил якобы вследствие нарушения закона.

ФАС указывала, что тарифы на услуги порта по перевалке руды, удобрений, контейнеров, металлов, нефти и нефтепродуктов были установлены в долларах. К тому же, например, тариф на погрузку нефтепродуктов за 2014 и 2015 годы вырос на 72%. Это недопустимо.

Три инстанции не согласились с позицией антимонопольной службы. Они решили, что анализ товарного рынка, который провела служба, был некорректен. Например, она неправильно определила географические границы рынка, из-за чего сделала неверный вывод о монопольном положении компании.

Дело дошло до Верховного суда. Сначала ВС сделал вывод, что нижестоящие суды не полностью исследовали материалы дела. Из-за этого он отменил предыдущие решения и отправил дело на новое рассмотрение. ПАО «Новороссийский морской торговый порт» подал надзорную жалобу в Президиум Верховного суда, который отменил определение коллегии ВС по экономическим спорам и оставил в силе решение первой инстанции (решение АС г. Москвы от 28.07.2018 по делу №  А40-75556/2017-84-682). То есть порт добился отмены предписаний ФАС (постановление Президиума ВС от 26.12.2018 по делу №  309-ПЭК18).

+

Алексей Вакуленко,
партнер «Шаповалов Петров», к. ю. н.

О СНИМКАХ СПУТНИКОВ ЗЕМЛИ В КАЧЕСТВЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

На земельном отводе ООО «Долгучан» сосед по лицензионному участку — ООО «Южякутуголь» в ходе вскрышных работ на своем карьере продолжительное время формировал отвалы горных пород. Они стали причиной того, что общество «Долгучан» не могло отрабатывать свои запасы, которые находились под такими отвалами. Компания также несла риски предъявления надзорными органами требований о проведении рекультивационных работ на нарушенных землях.

Компании было важно определить предмет иска и доказать, что именно сосед, а не компания сформировала отвалы вскрышных пород, а также объем и площадь этих отвалов. Идею взыскать убытки с соседа отвергли сразу: в отношении компании уже было открыто конкурсное производство.

ООО «Долгучан» предъявило к соседу самостоятельный негаторный иск вне рамок процедуры банкротства (ч. 5 ст. 4, абз. 7 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), о прекращении соседом формирования и устранении уже сформированных отвалов.

Подготовка к делу заняла полгода. В ходе подготовки была проведена маркшейдерская и геодезическая экспертизы, которые установили объемы и площадь сформированных соседом отвалов. Также компания закупила и дешифровала снимки спутников земли за 14 лет. Именно они показали историю формирования отвалов соседа на территории его карьера и территории земельного отвода ООО «Долгучан».

Суд первой инстанции в полном объеме удовлетворил требования общества к «Южякутуголь» (решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 08.10.2018 по делу № А58-7699/2018). На момент написания материала дело рассматривалось в суде апелляционной инстанции.